Информационное сообщение
К сожалению, авторизоваться не удалось
Уважаемые посетители, сайт действует в режиме тестирования.
ПрофильПоискRSS
войти на сайт
Сообщение службы информационной безопасности сайта
Пожалуйста, наберите слова, указанные на изображении, чтобы мы могли убедиться, что вы не робот
Узбекский гамбит


[ Следователь показывает журналистам видео допроса смеющегося Туракулова.

Почти год назад журналисты нашего портала провели расследование, результатом которого явилась статья «И снова «Здравствуйте!» - где мы сравнили печально известную “банду ГТА” и банду лжетаксистов из Узбекистана, убивавшую москвичек в 2010-2011 годах. На официальные комментарии преступной деятельности «Хушнуда Туракулова со-товарищи» наши правоохранительные и судебные органы оказались, впрочем, в очередной раз скупы. Однако информация, которая поступила к нам в редакцию уже после публикации, заставила по-другому взглянуть на изложенную в нашей статье версию. Более того, выдвинуть еще одну, не исключающую, в принципе, и первую. И причиной этому стало поведение членов семьи одной из убитой бандитами москвички - Ольги Медведевой. Но, обо всем по порядку.

Много людей, наверное, хотели бы задать вопрос осужденному на пожизненное Хушнуду Туракулову. И, находясь сейчас в одной из самых страшных тюрем России, на вопросы: «Ради чего было пролито столько крови? “Почему он до сих пор скрывает от общества и государства правду?», - он скорее всего, молчал бы, улыбаясь, как и всегда на допросах со следователем СК РФ. Однако, по поведению выходца с юга Узбекистана (область, из которой традиционно набирают террористов и лиц, способных по своим физическим и моральным качествам к кровавым преступлениям – прим. авт.) вы бы легко поняли: правда и реальность для него не имеют значение. Только выгода. Раньше - деньги, удовольствия, беззаботная жизнь, превосходство над слабыми. Сейчас - поменьше срок, получше условия, превосходство над другими заключенными.

Действительно, улыбка не сходит с физиономии убийцы, приговоренного к пожизненному за убийства нескольких молодых женщин… Видимо, сейчас, спустя 4 года «отсидки», возомнив себя неким разоблачителем равным со следователем Следственного Комитета, Хушнуд Турсунович продолжает выдумывать все новые обстоятельства уже изученных судами преступлений, и даже готов признаться в новых. Легко так, играючи. Всё-таки допросы идут в Москве, а это - считай курорт по сравнению с тюрьмой рядом с Салехардом. Да и надежда заменить пожизненное на лет 15-20 не покидает Туракулова ни на минуту. В жалобах в Верховный суд он более скромен и сдержан в своих саркастических замечаниях:







































Но, что интересно, в отличие от следователей, судьи остаются непреклонными к фантазиям Туракулова:









Туракулову никто не верит – ни суд, ни “подельники”, ни родственники жертв, и, кажется, он сам уже заврался настолько, что лишь в глубине души знает, как оно было на самом деле. А может быть и нет, если принять количество наркотических веществ “для личного пользования”, изъятых у него при задержании. Остальные годы его изменчивых показаний можно, говоря судебным языком, «исключить за несостоятельностью». Но есть одно «но» - его незримая - лишь на первый взгляд - связь с дочерью Медведевой – первой (по его словам) жертвой его кровавой эпопеи… Что это – внезапно вспыхнувшая у молодого преступника любовь или ненависть с первого взгляда? Или кто-то третий успешно манипулирует двумя заблудшими молодыми людьми - вернее, их словами и представлениями о реальности? Обстоятельство, не ушедшее от взгляда наших журналистов, игнорировать нельзя…

Алена... Единственный ребенок в семье, любимица мамы и папы, ей никогда и ни в чем не отказывали. На «дочкин алтарь» были положены силы, время, связи, немалые денежные средства, а, главное, любовь родителей (по словам соседей, именно в целях получения новой квартиры для Алены ее родители развелись – прим. авт.). В 2009 году мама купила Алене новенькую иномарку – Опель Астра, на которой так классно было ездить на учебу, которую, к слову, также оплачивала мама девушки (ежегодно по 250 тысяч рублей в РУДН – прим. авт.).

Ежемесячный доход матери Медведевой – Ольги составлял порядка 100 тысяч рублей, кроме того, в семье имелась личная домработница (работает до сих пор), которой также уходила немалая сумма средств семьи, в которой работала лишь одна Ольга. А работать она умела и любила, ведь именно с ее участием была создана уникальная в своем роде компания - ООО «Милкинг» по продаже молочных ингредиентов.

В 2005 году у дочери появился парень, с которым та не расставалась ни днем ни ночью. Такой союз продержался почти 6 лет и все 6 лет, надо сказать, маму, мягко говоря, не устраивал претендент на сердце и руку ее дочери. Он не нравился ей за характер, манеру вести себя, а, главное, за то, что именно из-за него, на материнский взгляд, девушка из скромного и любящего создания превращалась в бездушную особу, грубящую матери и готовую, казалось бы, на все ради любви. Ольга опасалась парня своей дочери и его друзей. Но, несмотря на все размолвки и раздумья, Рагозин (парень Алены – прим. авт.) был вхож в их семью, иногда подвозил Ольгу Медведеву по делам, а дочь время от времени делила с ним некоторые суммы денег и постель в одной из медведевских квартир.

За день до убийства матери, у Алены был конфликт с ней – по ее словам, из-за того, что она не вернулась домой, а заночевала с Рагозиным в другой квартире, что кардинально не устраивало родительницу. Придя домой рано утром, они обмолвились лишь сухими «Привет, как дела?» и разъехались по разным адресам. Это было 9 июня 2010 года. Больше мать с дочерью в этой жизни не пересекались…

А теперь зайдем в профиль девушки в российской соцсети (это сейчас она стала стихийно удалять все посты и фото, а раньше, придерживалась другой политики: подчищала раз в полгода слишком уж откровенные посты – прим. авт.). Интересная, стильная, молодая, жизнерадостная и, несомненно, привлекательная москвичка – мечта любого российского парня. Ей пишут комплименты - она принимает их благосклонно, имея от природы острый язык и отточенный сарказмом характер.

Присмотревшись ближе, наши журналисты нашли ряд моментов, на которые, интересно, обратило ли внимание следствие на этапе возбуждения уголовного дела и выстраивания версий убийства ее матери? И вот лишь некоторые из них.

1. Изначально в деле об убийстве Ольги Медведевой, говорят, была детализация телефонных звонков и СМС ее дочери. Но к моменту передачи дела в суд и вынесения приговора узбекам, они, загадочным образом, исчезли.

2. Говорят, на первоначальном этапе у следствия много вопросов вызвала и личность парня Алены – Рагозина. Кстати, по-видимому, не выдержав столь пристального внимания к себе со стороны правоохранительных органов, он предпочел разорвать все отношения с Медведевой-младшей спустя несколько месяцев после первого его допроса.

3. Cтиль первоначальных повествований Алены Медведевой сильно разнится с ее утверждениями уже 3 года спустя (Банов предъявил требование о погашении её долга) – показания которые, в принципе, даже обстоятельственными доказательствами не являются, а направлены на создание негативного имиджа. Как бы следуя её примеру, Хушнуд Туракулов спустя 3 года после приговора начинает рассказывать все новые и новые детали в захватывающем детективе, перейдя с устного полуграмотного таджико-узбекского на профессиональный русский письменный юридический язык - показания, выгодные в какой-то степени Алёне Медведевой.

4. Алена сама предположительно инициировала общение с адвокатом Тиевым - адвокатом одного из членов банды Туракулова - по поводу дальнейшей судьбы предприятия ООО «Милкинг» и ее участия в качестве наследницы в нем.

5. По слухам, за 5 лет следствия, дочь убитой могла иметь неофициальные контакты с “адвокатами-родственниками-друзьями” обвиняемых в убийстве… Вопрос: по какому поводу? Может для того, чтобы кто-то из них о чем-то говорил, недоговаривал, или вообще - молчал?

6. Ничего неизвестно дочери Медведевых и об обстоятельствах смерти ее отца, который отбыл в мир иной спустя полгода после смерти бывшей супруги. И, что интересно, переехав после обнаружения трупа бывшей жены в квартиру к дочери и теще для совместного проживания, уже спустя 4 месяца отец семейства исчез, а, удовлетворяя праведный вопрос читателя: “что с ним случилось”? и где он пропадал все время вплоть до конца декабря 2010 года (когда его обнаружили мертвым – прим. авт.)? – пояснить не смогла ни дочь Медведевых, ни теща, ни его якобы «друзья», один из которых (тот самый Марченко, который, по словам, все той же Алены Медведевой и обнаружил труп ее отца – прим. авт.), спустя неделю после произошедшего, беспрепятственно отбыл в Калининградскую область для целей постоянного места жительства (опять же, по словам девушки – прим. авт.). С момента пропажи главного свидетеля в смерти бывшего сотрудника правоохранительных органов никто так и не установил его местонахождение и ценность его показаний для следствия, что, по-видимому, было кому-то на руку. Люди, близкие к следствию на тот момент, сказали, что в общежитие Петр переехал не просто так, а после избиения его знакомыми дочери и ее парня. Он также считал, что ухажер Алены может знать подробности убийства его бывшей жены. К сожалению, эту информацию нашим журналистам подтвердить не удалось – так называемые «свидетели» отгородились от нас «глухим забором» - сначала согласившись на расширенное интервью, а потом отказавшись. Прикладываем в конце статьи расшифровку первого аудио-интервью, которое состоялось 17 апреля 2015 года между нашим журналистом и Аленой Медведевой.

7. По странному стечению обстоятельств, только два человека (каждый, естественно, в отдельности) - Алёна и Хушнуд, описывают в деталях маршрут Ольги Медведевой утром в день её убийства… Алёна, поссорившаяся с матерью вечером предыдущего дня, и Хушнуд, который узнал об этом якобы от некого Умеда (которого до сих пор никто не видел), который, в свою очередь, по словам того же Хушнуда, узнал о маршруте якобы от свидетеля обвинения Банова. Возможно кому-то из них дали прочитать показания другого, а, может, и нет. Ведь, согласитесь, есть такие места в показаниях подозреваемых и обвиняемых, о которых могут знать только лишь непосредственные участники этих событий…

8. Ну и совсем уж из ряда абсурдных выглядит запись Алены Медведевой (к слову, потерявшей при трагических обстоятельствах свою мать, и похоронившей в первых числах января 2011 года и отца – прим. авт.) в своем аккаунте в популярной соцсети, датированная днем похорон ее отца:












Звучит самонадеянно и вызывающе-угрожающе.
По свидетельству очевидцев, накануне опознания трупа своей матери, Алена устроила вечеринку по случаю новоселья в своей квартире, а на похоронах вела себя и вовсе неадекватно – веселилась, громко обсуждала и комментировала поведение и наряды присутствующих людей.

Мы попросили прокомментировать психолога поведение девушки в соцсетях “до” и “после” смерти ее родителей. Результат нас озадачил, можно сказать, омрачил надежды на светлую память ее близких: “Исходя из комплексной оценки графических, аудио-, видео- изображений, а также записей на русском и английском языках в интересующем профиле за последние 5,5 лет, по внешним признакам не удается установить факт какого/каких-либо судьбоносных/трагичных/отклоняющихся событий в жизни лица, позволяющих с точностью определить их воздействие в негативном ключе на внутреннее и внешнее психо-физиологическое состояние. …отдельно наблюдаются всплески эмоций, неравномерное наполнение истории посещений страницы, а также усиливающуюся в последние 3 года депрессию, сочетающуюся с агрессией в окружающий мир и подменой состояний фрустрации нездоровой эйфорией. …налицо также резкие скачки от глубоких депрессивных состояний и рассуждений о самоубийстве до стремлений “оторваться по полной” … есть упоминания о наркотиках.” Получается, косвенно и психологи подтверждают, что с девушкой что-то не так – и это отнюдь не затянувшийся шок от пережитого, а нечто другое, глубоко лежащее в памяти и душе молодой особы. На поверхности – лишь фото из клубов, вечеринок, шумных компаний, посты с матом и черным юмором, извещающие всему миру о том, как тяжело жить на свете и какой несовершенный этот мир. Отрыв, желание забыться или забыть что-то, уйти в себя, играть роль, не свойственную ей, а, возможно, и стремление запутать определенных людей в только ей известных целях…
Какие тайны может скрывать милое личико и ангельская фигурка этой девушки? Почему следователи на этапе построения версий даже не посмотрели в сторону дочери Медведевой, которой, по всем признакам, так хотелось принадлежать к числу “золотой молодежи” и освободиться от гиперопеки матери? Что сделал во всей этой истории ее друг Рагозин? Зачем Алена общалась c адвокатами убийц своей матери?

Каким образом следствие и суд прокомментируют тот факт, что вся эта информация все время была на расстоянии вытянутой руки, и была кем-то умышленно, а кем-то по незнанию “отложена в долгий ящик” и невостребована несколько лет, но не ускользнула от пытливого взора журналистов? Кому было выгодно упустить из материалов дела реальные важные обстоятельства и cконцентрировать внимание всех вокруг на виртуальных? 5 лет следствия…

Кирилл Габанов, Правовой портал “Закон и порядок”.



Дополнение от редакции.


Среди нескольких эпизодов убийств, покушений и разбойных нападений в деле “узбекских таксистов” есть один элемент, который присутствует во всех этих преступлениях - это сам Хушнуд Туракулов. Несмотря на то, что он менял свои показания 10 раз, потом отказывался от участия в них и значительно приуменьшал свою роль - именно он проходит единственным объединяющим и организующим звеном сквозь все преступления. “Шёл не убивать, а ограбить, (проучить, забрать документы), в момент убийства рядом не было, убили те двое, я вообще не знал”. Казалось бы, опытным следователям всё должно быть ясно, как это стало ясно позднее судьям Мосгорсуда.

А уж на то, как Алена Медведева могла воспользоваться ситуацией в момент расследования и вовсе все закрыли глаза. Или нет, и как раз все в курсе, и на наших глазах разыгрывается фарс? Сейчас Алена и ее бабушка рассказывают журналистам на ступеньках суда, что “их обокрали”, а если Банова посадят, то финансовый приз они получат солидный - ведь гражданские требования “всунуты” в уголовное дело. Но об этом - ни слова журналистам! А следователи получают очередные “пряники и печеньки”, наслаждаются “раскрытием” и сливают материалы уголовного дела «избранным» журналистам - так, например, репортаж ТВЦ в феврале 2014 года наполовину состоит из видеоматериалов уголовного дела, взятых оттуда еще до предъявления официального обвинения...