Информационное сообщение
К сожалению, авторизоваться не удалось
Уважаемые посетители, сайт действует в режиме тестирования.
ПрофильПоискRSS
войти на сайт
Сообщение службы информационной безопасности сайта
Пожалуйста, наберите слова, указанные на изображении, чтобы мы могли убедиться, что вы не робот
Исповедь "взяточника"
Я, М* Л* С* работаю заведующей МДОБУ детский сад №** г.Белорецк Республики Башкортостан. Наш детский сад финансируется по трем статьям: питание, коммунальные платежи и заработная плата. На все другое – на 135 детей и 37 сотрудников – восемнадцать тысяч на год.

2 июня 2011 года в ДОУ работала по плану комиссия отдела труда социальной защиты с проверкой документов трудового права.

По результатам проверки 10 июня 2011г. мы получили предписание о необходимости приобретения сейфа в срок до 07.07.2011г. 
13 июня 2011г. утром я собрала производственное совещание, где было решено принять в детский сад ребенка, чьи родители приобретут сейф. В случае невыполнения предписания мне было указано, что я понесу ответственность согласно законодательству РФ и соответствующие документы на меня как на руководителя будут переданы в вышестоящие инстанции. 
 

    Вскоре после производственного совещания в ДОУ пришла женщина с просьбой принять внука в детский сад, так как его родители проживают якобы на севере и семья просит принять добровольное пожертвование на нужды ДОУ в размере от 10 до 15 тысяч рублей. Я пригласила к себе в кабинет старшего воспитателя сообщила, что проблема с сейфом решится. Администрация сообщила этой женщине (Е*), что уточнит  стоимость сейфа.
   
  14 июня 2011г. утром я и старший воспитатель в торговом центре просмотрели все сейфы, так же с воспитателем группы, медсестрой было обговорено, что учреждение примет ребенка. Вскоре зашла Е* – я и старший воспитатель в медблоке заполняли табель рабочего времени. Е* спросила посмотрели ли мы цену сейфа. Я ответила, что цены разные, спросив  на какую сумму нам может быть оказана помощь. Е* ответила, что на 10 тысяч рублей. Я предложила поехать вместе с ней за сейфом, одновременно спросив если останутся деньги можем ли мы приобрести искусственную зелень для оформления территории ДОУ. Также сообщила, что магазин может доставить сейф в садик, но доставка стоит 250 рублей. Е*, сообщив, что у нее маленькая машина, стала выкладывать на стол десять тысяч рублей. Старший воспитатель сказала, что мы имеем право принять наличные деньги. В ту же минуту меня отозвали в мой кабинет – подошел родитель ребенка выпускника. Я по пути пригласила воспитателя, медсестру и вместе с Е* начали разговор с медсестрой о прохождении медкомиссии, отлучившись на минутку к вызвавшему меня родителю. С родителем я поговорила не более минуты – зашел сотрудник ОБЭП, сообщив что получена взятка в размере десяти тысяч.

Также сотрудники проверили кабинет старшего воспитателя, только тут узнали, что деньги на сейф так и лежат в медблоке ( кабинет где деньги оставила Е*)
         14 марта 2011г. Постановлением  № 1035 главы Администрации Белорецкого района разрешено принимать добровольные пожертвования наличными деньгами. Данное постановление администрация ДОУ заверила в общем отделе городской администрации 01.06.2011г. Одновременно был издан приказ по учреждению о назначении ответственного лица за прием наличных денег (добровольных пожертвований) – воспитатель К* А* В* Были разработаны ведомости для оформления наличности. Но 15.06.2011г. К* находилась в очередном отпуске. Ведя по коридору Е* я решала как правильно поступить с покупкой сейфа (вызвать родителей с машиной или оформить как положено деньги для приобретения сейфа).
          Сотрудники отдела труда подтвердили необходимость приобретения сейфа, продавец также сообщила, что мы действительно выбирали сейф. 
         Вероятно Е* увидев вызывавшего меня родителя подумала, что это сотрудник ОБЭП и недослушав медсестру убежала из ДОУ. Так как акция была спланирована заранее и велась съемка. Так как наши показания со съемкой не разошлись, а наоборот свои действия администрация подтвердила документами сотрудники ОБЭП начали проверку поступления в ДОУ других детей.
      С 2010 года комплектование ДОУ проходит по путевкам отдела образования, но так как наш сад до апреля 2011г. имел статус комбинированного вида- в группы специализированной направленности дети поступали и по решению ПМПк.  14 октября 2009г. решением педсовета ДОУ был обсужден и принят локальный акт «Положение о комплектовании ДОУ №21», где пункт 4.8. гласит: «в ДОУ сверх нормы могут приниматься дети в количестве не более 5 % со сложными жизненными ситуациями и дети, чьи родители окажут помощь для продолжения уставной деятельности в связи с недостаточным финансированием», поэтому администрация имела полное право принять ребенка Е*.
    

  Сотрудники ОБЭП  забрав договора пожертвований у завхоза стали ездить по домам родителей, которые оказали помощь садику. По рассказам родителей я узнала многое. Еще зимой 2011г. в ДОУ сломалась стационарная мясорубка, чтобы не закрывать ДОУ я поехала в магазин за маленькой электромясорубкой в долг, созвонившись с директором. В магазине бухгалтер упросила принять ребенка в ясли набора 2011г. и приобела для ДОУ мясорубку стоимостью две с лишним тысячи рублей. Данный ребенок И* Я*. К ее отцу И* Н* сотрудники ОБЭП подъехали к дому, сказав, что на его паспорт в Уфе взят кредит на пятьсот тысяч рублей. Попросили его забрать паспорт, привезли в отдел писать явку с повинной за помощь оказанную его семьей ДОУ- ребенок поступил в ДОУ без путевки. Также вызвали по телефону Р* С* – оказал помощь ДОУ 5 листов профнастила для перекрытия крыши овощехранилища. Его жена Е* Р* пришла ко мне объяснив, что с мужа требовали написать явку с повинной, тогда его семье не будет наказания, а накажут только заведующую. Через несколько дней Р* С*. Поменял показания в полиции, подтвердив, что добровольно оказал помощь ДОУ, предлагал деньги, но заведующая показала ему парящее от воды овощехранилище, рассказала, что ежемесячно на огромную сумму списываются овощи и попросила помощи в решении вопроса ремонта овощехранилища. 
После действия сотрудников ОБЭП родители четырех детей дали явки с повинной за помощь ДОУ. 
В результате возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 290 – взятка за сейф. 
Второе дело по той же статье за крышу овощехранилища. Третье дело  по той же статье – тоже за крышу овощехранилища – вторую часть профлиста приобрела семья Ш*. Я попросила в отделе образования путевку для семьи Ш*, так как мама педагогический работник. Следователь М* А* Р* сказал, что при наличии путевки помощь ДОУ вообще нельзя оказывать, а так как они оказали это тоже взятка. Четвертое дело по той же статье – за мясорубку. Пятое дело по той же статье – за ковровые искусственные дорожки. Вероятно лучше было бы, чтобы дети босиком ходили по бетонному полу.
  На приеме у прокурора я впервые узнала, что надо было сначала ребенка принять, а потом бы родители оказали добровольное пожертвование ДОУ. А мы одновременно  принимали ребенка и помощь.
   В законе о добровольных пожертвованиях 1995г. сказано, что пожертвования может быть оказано и на льготной основе, тоже сказано и в постановлении главы Администрации №1035 от 14.03.2011г.
Я объясняла следователю, что в связи с изменением законодательства я имела право принять детей в ДОУ, сверх  норм типового положения о ДОУ №666., так как летом 2010г. введены в действие новые нормы СанПина – количество детей в группе зависит от квадратных метров. А по путевкам  ДОУ было бы недоукомплектовано. В лицензии норма детей – 135.
Администрация ДОУ всех детей по путевкам приняла. Также принимались дети стоявшие в очереди, но в список не попавшие. Дети принимались не только за помощь ДОУ, но и в связи с пожаром, автокатострофой.  Считаю, что в моих действиях нет состава преступления, ведь все пожертвования  находятся в садике, а не присвоены мною, хотя следовать М* считает, что для взятки корысть иметь необязательно. 
   При расследовании оказалось, что завхоз не оприходовала железо вовремя, но по факту оно более года находится на крыше овощехранилища. 
 

   Считаю преследования в отношении меня необоснованными. В ходе следствия ощущается давление на меня как на руководителя. Не выдержав давления у меня ухудшилось состояние здоровья. Находясь на листке нетрудоспособности у невролога полиция требовала через главного врача создать в отношении меня экспертную комиссию для уточнения диагноза. Врач Б* выдала мне справку КВК где было указано на месте диагноза – «врачебная тайна» согласно закона РФ «Об основах охраны здоровья граждан РФ». Узнав о предстоящем унижении (моя мама врач) на нервной почве начались аппендицитные колики. Поступив в стационар врач поставил мне диагноз острый аппендицит. Сотрудники полиции требовали выписать меня даже с аппендицитом. Утром на обходе главный хирург города с группой врачей подтвердил диагноз острый аппендицит. Меня пронаблюдали в больнице трое суток и выписали, сказав, что анализы улучшаются. Хотя при ходьбе наблюдаются сильные боли.

За 30 лет работы только в 2003 году находясь на должности директора реабилитационного центра для детей инвалидов при реконструкции здания я действительно   имела левое табелирование, но тогда сотрудники ОБЭП полностью меня оправдали, указав, что Администрация ремонт делать приказывала, а денег на ремонт не давала.

Никогда уголовное дело в отношении меня не возбуждалось.

В  августе 2011 года получила Почетную грамоту Министерства образования РБ за заслуги в воспитании и обучении детей.

Я считаю необоснованным обвинение и  преследования.

Данное обращение я просила рассмотреть СУ СК Росии, Башкортостана, а так же обращалась в генеральную прокуратуру. В результате все обращения вернулись Белорецкому межрайонному прокурору А*, на которого и была направлена жалоба. Считаю, что люди ни кому не нужны в нашей стране. Неужели нужен еще случай аналогичный директору московской школы Андрея Кудоярова. За все годы я не заработала ни машины, ни квартиры живу с мамой, которой 75 лет в комнате 10 кв.м.